Глава 5. Год в «Интауголь»

Лишь только мы вознамеримся сделать

какое-либо доброе дело,

как сразу же обзаводимся врагами.

Жан Рей

 Избрание В.И. Шахтина на должность генерального директора в АО «Интауголь» произошло 14 мая 1997 года на собрании его Совета акционеров. В заседании участвовали представители от четырех структур: Госкомимущества РФ, правительства Коми, Минтопэнерго РФ и компании «Росуголь». Держателем основного пакета акций (78,8%) тогда было Госкомимущество Российской Федерации. К этому времени Совет акционеров – главный орган управления любого АО.

 На собрании избрали новый состав Совета директоров АО «ИУ», в него вошли по одному представителю от вышеназванных структур, и, только что назначенный на должность, Владимир Ильич Шахтин. То есть, как и требовалось по уставу, пять человек. Разумеется, до этого был заслушан отчёт об итогах работы «общества» за минувший год и сделаны неутешительные выводы: добыча и проходка угля падают, растёт задолженность по зарплате и, в связи с этим, и социальная напряжённость среди шахтёров.

 Расторгнуть трудовой договор с предыдущим гендиректором – Олегом Кушкиным – поручили новому «генералу», а он подвоха в этом не усмотрел. Хотя основные владельцы акций – российские структуры – сами ранее и назначали Кушкина сюда на работу (приказ компании «Росуголь» от 03.01.1995 года), но в этом малоприятном деле предпочли остаться в стороне.

 Перемены в руководстве угольной отраслью в Инте, как бывает в таких случаях, отметили все республиканские газеты и местная «Искра», поскольку это было очень важным для шахтёрского моногорода событием.

***

 Итак, Владимиру Шахтину 47 лет. Он становится 13-м по счёту генеральным директором «Интаугля». После отъезда из Инты Николая Плоцкого в 1989 году, только за годы «перестройки» здесь их сменилось трое: Борис Борисанов, Александр Гладков и Олег Кушкин. Казалось, что «перестроечная чехарда» с генеральными директорами закончилась. Тем более что Владимир Шахтин тут же активно взялся за работу.

 Главная задача, которая стояла перед ним – разобраться в объединении с серьёзными проблемами в добыче угля. И новый гендиректор сразу же объезжает все шахты в составе объединения, знакомится с планами проходки и добычи, проводит многочисленные совещания. Горняки почувствовали руку крепкого, знающего дело руководителя.

 Прошёл месяц, и комиссия, созданная для передачи дел, изучив финансовые документы, доложила о результатах своей работы, в том числе о серьёзных нарушениях в процессе реализации интинского угля посредником – АО «Интауглесбыт» (А.В. Делягин) и о льготах, которые установил для себя и отдельных работников своего аппарата предыдущий руководитель О.Н. Кушкин. На фоне того, что шахтёрам несколько месяцев кряду задерживалась зарплата, и продуктов, чтобы прокормить семью, не хватало, льготы эти были завышены сверх всякой меры.

 В справке «Показатели работы «АО «Интауголь» за 1994-1996 и 1 квартал 1997 года», например, указывалось, что «выручка от реализации угольной продукции в 1996 году равнялась 475, 1 миллиона рублей, а в 1 квартале 1997 года только – 133,54 миллиона, и «процент поступления «живых» денег от реализации уменьшился с 27,6 до 14,9%».

– Куда уходят деньги и из чего же тогда берутся эти «льготы»! – возмущались шахтёры.

 Ещё комиссия отметила, что за два года своего руководства Олег Кушкин выделил 

сразу 10-ти работникам управленческого аппарата «ИУ» средства на приобретение жилья за пределами Инты. Причём, снабдил он денежными сертификатами (на них тогда покупались квартиры), в основном, тех своих подчинённых, которые пришли в АО «ИУ» вместе с ним, то есть отработали здесь не более двух лет и не успели сделать в «Интауголь» ничего выдающегося.

 Да, с ними были заключены «трудовые контракты» (тогда для большинства – дело новое, незнакомое), но и контракты, в которых прописывалось получение жилья вне Инты, например, в угольной отрасли – имели свои требования: не менее трёх лет работы на данном предприятии, что не было соблюдено.

 Кушкин же был «добрым» (не из своего кармана!), покладистым угольным «генералом» и не смог отказать наиболее настойчивым своим подчиненным, отдав напоследок соответствующие распоряжения…

 И эти его подчинённые, будто подтверждая незаконность сего деяния, срочно приобретали себе жильё и спешно увольнялись из объединения вслед за ним.

***

 Не могу при этом не отметить и такую деталь.

 Одним из главных действующих лиц в этой истории станет директор по вопросам кадров, жилья и быта (в объединении) – Владимир Андреевич Лавров. Без согласования с новым гендиректором, уже приступившим к своим обязанностям (Шахтиным), он продолжал выполнять поручение Олега Кушкина и, пользуясь одной из печатей АО «Интауголь» (не сдав её новому руководству, как требуется по закону), Лавров срочно приобретал на средства компании часть тех самых квартир.

 Владимир Шахтин не стал скрывать своё возмущение от интинских журналистов, задававших на эту тему вопросы, и по поводу выделения жилья, и его спешного приобретения. В отношении же Владимира Андреевича проявил терпение и не уволил его. Вошёл, так сказать, в положение «исполнительного подчинённого» … Тот вроде не для себя – для других старался…

 И, как человек незлопамятный, он ту историю просто вычеркнул из своей памяти.

 Но не господин Лавров. И какими мотивами он станет руководствоваться позже, когда спустя несколько лет объявит войну Шахтину, – могу только предполагать…

 Здесь уместно вспомнить, что Владимир Андреевич в 80-х годах несколько лет работал первым секретарём Интинского горкома комсомола. Энергичный, коммуникабельный, он вполне справлялся со своими основными обязанностями.

 Помню, забежала я как-то домой к заведующей ГК ВЛКСМ по оргработе Валентине Александровне Огарковой. Они с Лавровым тогда работали вместе. Мы же с нею знакомы были много раньше и продолжали дружить. А пригласила она меня, чтобы показать результат ремонта в её однокомнатной квартирке, которую ей, наконец-то, выделили.

 В ходе её рассказа (о том, как трудно шёл ремонт, кто и как ей помогал) выяснилось, что линолеум в её кухне стелил первый секретарь… «Надо же», –подумалось мне, – «какой молодец: работа отличная, аккуратная – руки у него, «откуда надо растут! И вроде – «первый секретарь», а запросто помог своей подчинённой!»

 С этим чувством уважения и уверенности, что Лавров – человек объективный, хороший, и жила я долгие годы. Пока жизнь не столкнула меня с ним непосредственно. И даже тогда, когда его поступки будут, мягко говоря, несимпатичными, я с трудом поверю в абсолютную трансформацию личности под воздействием перемен, произошедших в стране, у бывшего комсомольского вожака – первого секретаря Интинского горкома ВЛКСМ.