Первые успехи

   

Каждому человеку, которому ты даришь своё доверие,

 ты даёшь в руки меч.

Им он может тебя защитить или уничтожить.

Народная мудрость

                 

 Приступив в мае 1997 года к работе в новой должности, Владимир Шахтин не удивился, что объём дел в АО «Интауголь» – в разы больше, чем на шахте, трудности же, с которыми он здесь столкнулся, только стимулировали его к поиску новых решений. Для руководителя – профессионала процесс преодоления проблем всегда очень интересен, к тому же ему хотелось положительный опыт работы на одном предприятии распространить на всё объединение.

 На первой своей пресс-конференции перед интинскими журналистами в июне 1997 года главную задачу в АО «Интауголь» он сформулировал так: «Стабилизировать добычу угля, выйти на выполнение плана, постоянно наращивать объёмы добычи и проходки».

 Тогда Шахтин искренне верил, что того же самого от него ожидает и руководство республики. Тем более что уже в июле появились первые ощутимые результаты: резко улучшилась добыча угля, на шахты стало поступать новое оборудование. Помогали компания «Росуголь» и Минтопэнерго Российской Федерации.

Забегая вперёд, отмечу, что за полгода работы Шахтина в АО «Интауголь» технико-экономические показатели угольных предприятий в составе объединения значительно улучшились. Если на 14 мая 1997 года (момент его прихода) добыча угля в целом по «ИУ» составляла 87, 9% от планируемой, то спустя полгода, – уже 105,3%. Изменился объём проходки, и здесь появились подвижки: вместо 83,5% – выполнение плана увеличилось до 96,1%. А производительность труда на добыче угля – вместо 85,6%, стала 102,6%.

 Раскрутить же эту махину, чтобы заработала, – дело не простое.

 На вышеупомянутой конференции с журналистами Шахтин тогда сделал ещё одно заявление:

Контрольные пакеты акций всех АО: шахт, горно-обогатительных фабрик и других вспомогательных предприятий, входящих в состав объединения, планируется сосредоточить в АО «Интауголь», которое, в свою очередь, предполагается преобразовать в Угольную компанию».

 К слову, именно таким было требование Москвы ещё за два года до его прихода в «ИУ»; это подтверждали протоколы решений Совета акционеров.

 А что касается ОАО «Шахта «Западная», то планировалось продолжить её работу с «ИУ» на договорной основе.

Сначала мы должны сформировать и ввести в действие Программу реструктуризации «Интауголь», параллельно закончить уже находящуюся в развитии Программу реструктуризации на «Западной». И только после выполнения этих задач рассматривать вопрос о возможном вхождении шахты «Западная» в «Интауголь». Только тогда и формировать в Инте единую угольную компанию».

 И такую ситуацию он не исключал. И ещё. Работая руководителем АО «Интауголь», Шахтин не создавал для «Западной» никаких привилегий, в чём позже его попытаются обвинять…

 Наблюдая за мужем, я видела, какой огромный объём работы он вновь взвалил на свои плечи. Причем, как хороший «угольный генерал» он сразу же охватывал всё поле деятельности одновременно, понимая, что результат работы «Интаугля» зависит от суммы факторов: добыча и проходка, акционирование, изменение структуры управления, кадры, решение социальных программ.

 И что, в первую очередь, нужно срочно разрешить проблемы с задержкой шахтёрам «Интауголь» заработной платы, долг по которой накопился при предыдущих руководителях, и был огромным.

***

 Вскоре, с целью упорядочить реализацию интинского угля, новое руководство «ИУ» (Шахтин и сформированная им новая команда) меняет структуру управления объединением, создав при нём Коммерческую дирекцию по продаже угля и приобретению оборудования. Потребность в «Углесбыте» отпала.

 Одновременно «Интауголь» подписывает с руководителями угольных и сервисных предприятий Агентский договор, согласно которому продавать сырьё начинает само АО «ИУ», убрав, таким образом, массу посредников. И, надо сказать, что, когда в «Интауголь» заработали новая структура и этот договор, задолженность по зарплате стала, наконец, снижаться, а выплата «живых денег» с 10% достигла 20%, с увеличением в последующие месяцы до 40%. До этого в «Интаугле» почти два года расплачивались, в основном, только «отоваркой».

 При этом новое руководство «ИУ» не ограничивалось решением только повседневных задач, оно разрабатывало условия для перспективного развития угольных предприятий Инты. Хорошо понимая, какие процессы происходят в угольной отрасли страны, Владимир Шахтин пришёл в «Интауголь» с абсолютным убеждением, что государство продолжит (причем активно) сокращать дотации на угольную отрасль, и что предприятиям надо готовиться к самостоятельному выживанию. Следовательно, и здесь, как это уже было на его шахте, необходимо создавать жизнеспособную Программу реструктуризации компании «Интауголь».

***

 Подготовка к этой программе началась сразу же. Побывав на угольных предприятиях Англии и США ещё в середине 90-х годов, он видел, на каком современном оборудовании работают там угольщики, и предполагал применить такое же на шахтах Инты. В компании «Росуголь» одобрили эти планы, подсказали, куда обращаться.

 В октябре 1997 года в Инту прибыли специалисты английской фирмы «Джой Майнинг Машинери» для того, чтобы изучить на месте горно-геологические условия и возможность применить здесь, на шахтах Инты, оборудование этой фирмы, которое широко использовалось при проходческих и добычных работах в шахтах Англии. А к тому времени на нём уже работали в соляных шахтах Белоруссии и выборочно применяли в Кузбассе (говорят, сегодня оно там широко используется).

 В Инте представители фирмы побывали на двух самых перспективных шахтах «Интинская» и «Западная», – именно здесь предполагалось установить технику нового поколения. Ознакомившись с работой интинских шахтёров, англичане высоко оценили их профессионализм.

 Газета «Искра» тогда написала: «Менеджер фирмы – Джез Лемминг – был удивлён тем, что интинские горняки, даже используя устаревшее оборудование, достигают больших успехов и достаточно высокую производительность труда».

 На специальном совещании в «Интаугле» были рассмотрены обоснования для вложения инвестиций в техническое перевооружение такого уровня. Только один комплекс фирмы «Джой» способен был давать до 3-3,5 миллионов тонн угля в год, вместо 1 миллиона прежде на советском оборудовании (комплексов предполагалось поставить два – по одному на шахту), а «проходить» угольные поля он смог бы – более одного километра в месяц.

 Такие темпы работы дали бы шахтам Инты возможность стать прибыльными и обходиться без государственных дотаций, а город смог бы процветать ещё долгие годы

Да, предполагалось сократить часть работников объединения, но Шахтин готовился и к этому. Опыт безболезненного расставания с персоналом уже применялся на «Западной». Для чего шла работа по созданию новых производств. С этой целью, например, совместно с компанией «Росуголь» уже были подготовлены документы на приобретение кирпичного завода в Московской области, продукцию которого, в том числе предполагалось использовать для строительства жилья нашим шахтёрам под переселение с севера в Среднюю полосу России. А рабочие места на заводе и предназначались для интинских горняков, попадающих под сокращение.

 Как директор, сформировавшийся при социализме, Шахтин был нацелен, учитывая перемены в стране, на развитие современного предприятия, способного самостоятельно выживать, но считал, что при этом должны учитываться интересы ВСЕХ работников. Открытость и сотрудничество, забота о коллективе – принципы, которыми он всегда руководствовался. Нет, Шахтин не был руководителем-«душкой», этаким добрячком, который окружал бы себя группой преданных лиц, предоставляя только им благоприятные условия. Предпочтение он отдавал хорошим специалистам. А если дело требовало, то подчинённые знали и твёрдость его характера.

 Бывало и так, что во имя дела, он принимал на работу к себе лиц, которые вызывали у него сомнения ещё «на старте» деловых взаимоотношений, и, как позже показывала жизнь, вызывали не случайно. Но кто из руководителей избежал таких ситуаций, когда бывшие коллеги и даже товарищи неожиданно предавали тебя и, более того, оказывались врагами?

 Что касается оборудования «Джой», то эта английская фирма начала работать с Интой по рекомендации компании «Росуголь». Всё было продумано и согласовано до мелочей. Предполагаемое время реализации проекта: несколько месяцев на согласование, а в течение года уже должны были начаться поставки техники. Правительство РФ выступало гарантом для получения кредита в размере 100 млн. долларов для закупки этой техники. Это было актом доверия и к гендиректору Шахтину, и к профессиональным возможностям интинских шахтёров.

 В ноябре 1997 года Владимир Ильич организовал поездку в Англию всех руководителей интинских шахт и горно-обогатительных фабрик, чтобы там, на месте, изучить работу этой техники. Вернулись они, полные новых впечатлений и планов.

 Но… увы! Последующие события вскоре стали развиваться совсем по-другому.